Убежище (ч.4)

Часть 4. Дурында. 

Зина. В самый первый мой день в убежище, она показалась мне умственно отсталой. Эта её постоянная улыбка не к месту, проблемы с речью. Она подошла ко мне с малышкой на руках и стала быстро-быстро что-то говорить. Я не слова не понимала. И вроде бы слышу русские слова, но связать их в смысловое предложение не могу.
Позже, я видела как из доброжелательной, улыбающейся девушки она вмиг могла превратиться в истеричку и хамку. Она пугала меня этим. Я не знала как с ней общаться. Со временем я поняла, что это не физическое отклонение — это что-то другое.

Она просто дурында.

Я видела как девочки относятся к ней, как к маленькой: отгораживаются и игнорируют.
Когда Зина нервничает и плачет, её голос срывается на писк, она истерично машет длинными тонкими руками и невозможно разобрать ни слова. Чаще всего она плакала, вспоминая как её унижали в семье мужа. Семья — выходцы из Кавказа  и она сама тоже . Говорила, что муж заставлял её мыть ему ноги и его отцу. Правда это или нет я не знаю —  тазик им не держала. Но что-то было в ней и в её судьбе жалкое и какое-то измученное, что всякий раз сердце сжималось от жалости.
И малышке её всего пара месяцев, она родилась в убежище…

( Кто бы мог тогда подумать, что меньше чем через год я сама окажусь вот в такой семье, но не в качестве унижаемой жены и невестки, а в качестве унижаемой сиделки для пожилой мамаши, которая сама кого угодно обслужит, но почему бы не попритворяться больной и немощной, пока государство платит. )

—————
Вечером, после душа, Зина любит намазать всю себя с ног до головы дешёвым кремом для тела — приторно сладким, удушающим и стойким до безобразия. Она не курит с нами по вечерам, но любит посидеть рядом и просто послушать. Выйдя на улицу, она садится на стул, вытягивает свои длинные худющие ноги и складывает их одна на одну. Зрелище, однозначно, на любителя. Пушистые ноги это один раз увидеть,прозреть и больше так не делать)))
Вечер тяжёлый, душный. Июльская жара никак не хочет спадать и даже в тёмное время суток одежда липнет к телу.

Все курят молча. То ли от жары, то ли от зависти к веселью в соседнем доме. Там шумно, дымно от шашлыка и орёт музыка.
» Роэ отах ба халом hа маток, роцэ отах ах hа-офек рахок» — орёт в темноту хит этого лета, какого-то израильского звездуна (кстати, до сих пор от него тошнит).

В соседнем дворе пускаются в пляс. Нам их не видно, но это понятно по огромным теням и рукам, взмывающим над бетонным забором… и их десятки…

Зина подгребает ноги под себя и кладёт подбородок на острые колени. Её лицо, и так совсем не красивое, в полумраке кажется ещё более вытянутым и непривлекательным.

Днём её практически не видно, она всё время возится со своей малышкой. Иногда кажется, что даже слишком возится. Может поменять ей одежду несколько раз в день и не потому, что малышка испачкалась, а просто так. Казалось, что Зина в детстве не наигралась в куклы и вот ей выпала такая удача — живая кукла.

Несмотря на некрасивость матери, малышка получилась очень милая и спокойная. Вот Сашкин Даник совсем чуть-чуть старше неё, но ужасно оручий))  Днём — миленький мальчик, ночью — хоть из «дома» уходи.

Веселье у соседей не заканчивается и тем всё больше угнетает… Сидим молча курим одну за одной.

День был суматошный и тяжёлый. Все бегали туда-сюда, переглядывались — перешёптывались… Все, кроме Зины. Зина не понимала, что происходит пока её не позвала начальница. Оказалось, что утром Наташка мыла полы в их комнате и передвигая детскую кроватку услышала стук. Наклонилась , а под кроваткой валяется ножик, обычный столовый ножик. И понеслоооось… Зачем Зине нож? Она хочет убить дочь? Какого лешего она положила нож в детскую кроватку под матрас?

Целый день дом кипел и бурлил, обсуждая и переваривая эту новость. Даже хитрая Сашка никуда не пошла, хотя обычно любила куда-то смотаться » по делам».

Тут же сразу вспомнили, как несколько дней назад Зина злилась на малышку, что та не спала весь день — её мучили газики… Уставшая, она оставила ревущую малышку наверху в кроватке и спустившись вниз сидела на диване, обхватив голову руками. Правда не долго.Потом взяла себя в руки и поднявшись наверх, успокоила дочь. А теперь вот — нож…….

…………………………………………………………………………………………

Каждую неделю по средам у нас уроки иврита. Приходит волонтёр, пожилая дама — израильтянка, с ну-у-у-у-у-у-у-у очень старыми учебниками. Её зовут Нога (ударение на О ). Обычно девочки усаживаются в столовой вокруг стола и на протяжении часа старательно делают вид, что не хотят спать, а те кто смог придумать хорошую отмазку, вообще не спускаются на урок и отсиживаются в комнатах на втором этаже, пока Нога не уйдёт. Голос у неё  усыпляющий и объясняет она долго и нудно, а сама выглядит очень уж по-домашнему, уютно — как большая и мягкая  подушка)))

Я уже хочу спать, только от одного взгляда на неё. Но сегодня урок Ноги имел успех! Все (!!!) девочки уселись с учебниками возле неё, но вытянув шеи, смотрят поверх её головы. Там, за спиной учительницы находится кабинет начальницы, в котором, приперев Зину к стенке, она и социальная работница пытаются выяснить, зачем ей нож в комнате.

Нога, довольная, что все пришли на её урок, просто светится от счастья и гордости, а мы светимся ей в ответ))

………………………………………………………………………………….
Девочки разделились на два лагеря. Первый возглавила Наташка, ведь это она нашла ножик и теперь решила опекать Зинину малышку и на шаг от неё не отходила.

Второй — Надя. Надя много лет в стране и понимает, что эта история может печально закончится — у Зины отберут дочь…

Остаток дня получился скомканным и напряжённым… Зина, после долгих бесед с начальницей, рыдает наверху в комнате и к ужину не спустилась. Наташка с малышкой внизу, в гостинной. Ещё бодрится, хотя уже начала уставать от лавр героя и пытается спихнуть малышку кому-нибудь другому.. Молчаливый ужин, мытьё полов, купание детей.. вроде всё как всегда… только…

Только у начальницы в кабинете горит свет, хотя обычно она уходит в пять… Бесконечные звонки, разговоры на иврите. Приехали какие-то люди…
Мы, подуставшие от ажиотажа в доме, начинем жалеть нашу Дурынду и тихо злиться на Наташку. Заварила кашу.

Начали шептаться по углам : » А может правду Зина говорит? А может правда у них  примета такая есть — держать нож под матрасом кроватки,чтобы уберечь наследника от сглаза?»
Зина сидит рядом и уже не плачет.

Через несколько дней она покинет убежище. Её лишили права опеки над ребёнком и передали малышку отцу, правда сказали, что временно, пока не разберутся.

Как сложилась её судьба мне ,увы,не известно .
Зато я твёрдый «убежденец» с тех пор — не верь в приметы! )

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s