Записки из убежища (часть 5)

7 месяцев из своей жизни в Израиле, я провела в убежище для женщин пострадавших от насилия в семье.
Это маленький домик в районе вилл, ничем не отличающийся от других домов. Хотя нет.. не правда.. он отличается.. Он за высоким забором, за зелёной железной дверью с окошком и с видеокамерой.
Время идёт , а этот период жизни не забывается. И с годами наоборот, появляется всё больше нежности и огромной благодарности к нему и тем людям, которые там работают. Поэтому решила записать свои воспоминания, пока они свежи…

Надя.

Надя — взбалмошное, кудрявое существо приземлившееся на наши головы неожиданно и очень громко. Разумеется о её прибытии мы уже знали. В маленьком доме, где гостиная расположена рядом с кабинетом директорши и сама она никогда не закрывает дверь и громко разговаривает по телефону, всё тайное быстро становится явным. А без звонка сюда ещё никого не привозили. Вот и Надин приезд не стал сюрпризом, просто никто не ожидал, что он будет столь… впечатляющим. Обычно у приезжающих один на всех (как и у меня было) стандартный жалкий вид, пустые руки, зарёванный ребёнок и несчастный взгляд.
Тут же всё было иначе…
После вечерней помывки дома, душа и укладывания детей спать, девочки собираются на «веранде». Тем для разговора всегда хватает, обмениваемся новостями: кто по каким делам в город ездил, как дела с разводом обстоят, что адвокат говорит.
В убежище есть социальная работница, она занимается всей документацией, переговорами с гос. учреждениями, а также следит за психологическим состоянием девочек, но по адвокатам и судам мы ездим сами. За руку нас никто не водит. Дают нужный адрес, документы в руки, телефон для связи и чеши давай… к светлому будущему.
Так я в первый раз проехала в Израиле на поезде, до этого как-то не приходилось. Было безумно волнительно и страшно. С минимальным ивритом, природной трусостью и незнанием маршрута я жутко боялась ехать в первый раз. Накануне достала всех своими вопросами, никому не давала спать, чуть ли не на коленях просила у начальницы, чтобы кто-нибудь со мной поехал. Поехать со мной никто не мог, поэтому весь вечер я допрашивала тех, кто спрятаться не успел : а если дверь у поезда не откроется, что мне делать? А если я проеду остановку? А как я узнаю, что это моя остановка… вдруг я не пойму, что он там бормочет на иврите? А где билет купить? А куда его вставлять? А где у станции выход?…
Ночь не спала, переживала. В итоге нормально съездила, не потерялась, ещё и по красивой Хайфе погуляла, хоть и немного тоскливо и грустно было. Всё таки это первый город с которого началась моя история и где всё случилось.. Но менее любимым он не стал…

Вот и в этот вечер шёл обычный вялотекущий разговор за кружкой кофе, шоколадного бутера и сигареты. Кстати, я начала курить… Поддалась стадному инстинкту, когда вокруг все курят и даже Саша!
Кудрявая еврейская мамочка Саша подала мне плохой пример и вкупе с нею отчаянная скука, толкнули меня всё же на это поганое дело, хотя надо сказать было здорово в конце дня налить кружку вкусного кофе, выйти на свежий воздух и в кругу подружек чесать языком, дымя сигареткой. И так до глубокой ночи…
Такси подъехало незаметно, за высоким забором не видно даже света фар от проезжающих машин.
Громкий звонок домофона сорвал всех с места. Кто-то побежал на второй этаж смотреть, не проснулись ли дети от громкого звонка, а остальные рванули в гостинную. Там над дверью директрисы висел экран, показывающий «жизнь за забором»…
Видно как таксист звонит в домофон, рядом стоит женщина и держит за руку ребёнка… Ничего интересного.
Разочарованные девчонки возвращаются на свой «пост», Эстер (смотрительница) нажимает на кнопку и впускает гостей внутрь двора.
Эстер сонная и уставшая. Она должна была уже давно закончить свою смену и поехать домой. Но из-за ночной гости была вынуждена остаться ещё на три часа.
Несмотря на то, что всё выглядит так же как и до звонка в домофон, всё таки на лицах обитательниц дома читается напряжение и любопытство. Кто приехал, с какой историей и надолго ли…
За последнюю неделю было две девочки, которые исчезли так же незаметно, как и появились. Обе коренные израильтянки, которых «русская братия» не приняла в свои объятья. И хоть явной вражды не было (не позволило бы начальство такому случиться), но девочки всё равно не прижились. Одна попросила убежище в Иерусалиме, вторая уехала к родителям.

Имя ночной гости было известно — Надя. Но утверждать, что она русская никто не брался, могла вполне оказаться и арабкой.
Но до того как мы увидели саму Надю, возник жутчайший грохот, происхождение которого мы и не поняли сначала, потому что тропинка к дому была за «постом «. Кто-то опять сорвался наверх проверять детей…
Причиной грохота оказался огрооомный чемодан, который гостья катила по тропинке выложенной камнем, за руку она держала сонную девочку лет 4 -х. За ней плёлся таксист, неся в руках ещё 2 таких же чемодана.
Увидев нас, она бросила чемодан, замахала рукой и быстрыми шагами приблизилась, улыбаясь и тараторя что-то на иврите. Вроде как здоровалась… Вела она себя так, словно знает нас добрую сотню лет, просто в отпуске была и вот вернулась… Никто не ожидал такой активности от очередной «жертвы» насилия. Да и не похожа она была на жертву. Красивое платье, аккуратные кудри и макияж, на руках красивущий браслет и кольца. А маникюр какой ммммм…(Я сразу же это оценила, так как сама красила ногти дешёвым лаком за 5 шекелей, который купила в маленьком магазинчике на остановке, на более лучший вариант денег не было )
Пока я её разглядывала, Надя уже со всеми перезнакомилась, перешла на русский язык, смеялась, давала указания таксисту и много-много щебетала…
Конечно же её внешний вид не вязался с образом «жертвы» и мне как и всем остальным было жутко интересно узнать её историю…

Пока смотрительница приходила в себя от Надиного появления, размера чемоданов и их количества, девчонки уже успели их втащить на второй этаж. Начался какой-то кипиш, все бегали по лестницам, хлопали дверями и стало понятно, что теперь так будет всегда.. ну пока мы тут..
Хорошо это или плохо никто пока так и не понял…
Надя оказалась приятной девушкой. Выглядит чуточку старше своего возраста, ухоженная и начитанная. Немного высокомерная и циничная, но в целом она понравилась всем обитательницам, кроме начальства и смотрительниц.
Одежда её конечно же не влезла в тот маленький шкафчик, который положен каждой девочке и уже совсем скоро я стала обладательницей части Надиного гардероба. Чему конечно же была несказанно рада, так как денюШки мои где-то задерживались по пути из гос. учреждений на мой банковский счёт, а тех денег, что нам давали в убежище, на обновки не хватало. А обновок хотелось.. Всё таки ещё девочка… Всё таки только 21 год…
Гардероб у Нади был действительно шикарным, сплошь какие-то крутые марки. А часики и браслеты, даже у меня равнодушной к дамским причиндалам, вызывали обильное слюноотделение. Много и дорого!
С ней мы стали одеваться лучше на «выходы». Выходы — это поехать в город в торговый центр, чтобы глаза попучить на шмотки, покормить деток мороженым и пиццей. Посмотреть с ними какое-то бесплатное представление, которое устраивали в том же торговом центре почти каждый вечер на протяжении целого лета.
И каждая считала Надю своей близкой подругой. Каждой казалось, что именно к ней Надя относится как-то иначе, нежели ко всем остальным..
Она оказалась курящей и вечерами просиживала с нами на «посту». Она была шикарным слушателем! Давала дельные советы. Теперь бежали к ней, а не к социальной работнице при убежище. Она умела уловить ситуацию и дать дельный совет.. да ещё и на родном языке..
Но мы практически ничего не знали о ней, кроме того, что она замужем.. Муж у неё хороший, правда он знает, что она его не любит и вообще всё идёт к разводу, они даже вместе уже не живут давно и бла-бла-бла. И он её и пальцем никогда не трогал, а те изверги кто её мучал и избивал — это родители… Особенно мать. Это у них она жила в последнее время.
Ну ещё рассказывала, что у неё есть богатый любовник, но он сейчас в Канаде и не может забрать её к себе, так как сначала она должна развестись…
Наша Наташа из Николаева текла слюнями от Надиных рассказов про богатого любовника, так как её любовник торговал на рынке помидорами и никуда не собирался её забирать. А в последнее время и вовсе избегал даже по телефону с ней разговаривать, всё время придумывая разные отмазки. Наташа плакалась Наде… да все мы плакались Наде.

И только сейчас через 11 лет я поняла насколько мы выворачивали перед ней душу, не получая того же взамен…

Через несколько месяцев Надя исчезнет из убежища, но уже не так громко как появилась…
Это потом мы узнаем, что не били её родители. Она просто проворовалась в армейском магазине и чтобы полиция её не мучала расследованием, смылась в убежище. Муж отказался брать на себя вину, а вот родители решили дочери помочь…
Это потом Ирка шёпотом расскажет мне, что Надя заняла у неё 3000 шекелей, а теперь ищи их свищи…

Хотя если честно, при всём моём неоднозначном к ней отношении, мне было бы интересно узнать… кто же она такая эта Надя и где она сейчас…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s